Ответственность работодателя за непроведение специальной оценки условий труда

Специальная оценка условий труда – это обследование рабочих мест на наличие различных вредных и опасных производственных факторов, способных нанести вред здоровью работника, либо привести к травмированию. В отличие от прежней списочной системы аттестации, спецоценка подразумевает индивидуальный подход к проверке условий, в которых задействован работник.
Обязанность работодателя проводить специальную оценку условий труда закреплена в ст. 212 ТК РФ и ФЗ «О специальной оценке условий труда» №426-ФЗ от 28.12.2013 г.
Ответственность за нарушение порядка проведения специальной оценки труда либо ее непроведение (в том числе повторное выявление правонарушения), отражена в п. 2 и 5 ст. 5.27.1. КоАП РФ (которая также была введена 28.12.2013 г.).

Выдержка из КоАП РФ:
Статья 5.27.1. Нарушение государственных нормативных требований охраны труда, содержащихся в федеральных законах и иных нормативных правовых актах Российской Федерации
(введена Федеральным законом от 28.12.2013 N 421-ФЗ)

2. Нарушение работодателем установленного порядка проведения специальной оценки условий труда на рабочих местах или ее непроведение –
влечет предупреждение или наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от пяти тысяч до десяти тысяч рублей; на лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, – от пяти тысяч до десяти тысяч рублей; на юридических лиц от шестидесяти тысяч до восьмидесяти тысяч рублей.

5. Совершение административных правонарушений, предусмотренных частями 1 – 4 настоящей статьи, лицом, ранее подвергнутым административному наказанию за аналогичное административное правонарушение, –
влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от тридцати тысяч до сорока тысяч рублей или дисквалификацию на срок от одного года до трех лет; на лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, – от тридцати тысяч до сорока тысяч рублей или административное приостановление деятельности на срок до девяноста суток; на юридических лиц – от ста тысяч до двухсот тысяч рублей или административное приостановление деятельности на срок до девяноста суток.

Изучив судебную практику по ч. 2. ст. 5.27.1 КоАП РФ, можно сделать вывод о том, что на сентябрь 2016 года имеется около 50 судебных решений, вынесенных судами общей юрисдикции о привлечении либо Общества, либо должностного лица к административной ответственности. Большая часть решений трудовых инспекций была оставлена без изменения, а жалобы защитников без удовлетворения, за исключением некоторых решений, которые явно нарушали права лица, привлекаемого к административной ответственности (процессуальные нарушения, касающиеся ненадлежащего извещения, истечения сроков давности привлечения к административной ответственности, неполного выяснения обстоятельств дела нижестоящими судами).
Интересен и тот факт, что подавляющее большинство решений трудовых инспекций о привлечении к административной ответственности по п. 2 ст. 5.27.1 КоАП РФ, выносились в рамках внеплановых проверок, в связи со случаями производственного травматизма на рабочем месте.
Что касается судебной практики по п. 5. ст. 5.27.1 КоАП РФ (за повторное совершение правонарушений по п. 1-4 ст. 5.27.1. КоАП РФ), то судебная практика на сентябрь 2016 г. еще не сложилась (в базе Консультант Плюс имеется всего 4 решения по данной статье, из которых 2 дела было направлено на новое рассмотрение, по одному делу был снижен размер штрафа, по другому – жалоба Общества была оставлена без удовлетворения) ввиду того, что ее применение стало возможным фактически лишь с 2015 года, поскольку необходимым условием ее применения является повторное совершение правонарушения.
В любом случае, проведение специальной оценки условий труда является обязательным для всех организаций и предприятий, за исключением труда надомников, дистанционных работников и работников, вступивших в трудовые отношения с работодателями – физическими лицами, не являющимися индивидуальными предпринимателями (п. 3. ст. 3 ФЗ «О специальной оценке условий труда»).

Административная ответственность за противопожарную безопасность здания

В указанной статье будут рассматриваться вопросы привлечения к административной ответственности арендодателей и арендаторов за противопожарную безопасность зданий и помещений, а также их руководителей.

 

Юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых КоАП РФ или законами субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению.

Часть 3 статьи 2.1. КоАП РФ не исключает, что при выявлении в деятельности юридического лица единственного события правонарушения, к административной ответственности могут быть привлечены сразу несколько лиц: само юридическое лицо, его руководитель и (или) иные работники, но при этом каждое такое лицо может быть подвергнуто административному наказанию с соблюдением порядка и условий его применения.

  1. Например, в Постановлении ФАС Московского округа от 15.04.2013 по делу N А40-86395/12-120-838 судом было установлено, что ЗАО «Моспромстрой» (далее – общество) обратилось в Арбитражный суд города Москвы с заявлением о признании незаконным предписания Главного управления Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий по городу Москве от 27 марта 2012 года N 142/1/85, (далее – ГУ МЧС по МО, административный орган) о привлечения к административной ответственности, установленной частью 4 статьи 20.4 КоАП РФ (Нарушение требований пожарной безопасности к эвакуационным путям, эвакуационным и аварийным выходам либо системам автоматического пожаротушения и системам пожарной сигнализации, системам оповещения людей о пожаре и управления эвакуацией людей в зданиях, сооружениях и строениях или системам противодымной защиты зданий, сооружений и строений).

Отказывая в удовлетворении кассационной жалобы Обществу, суд установил, что ЗАО «Моспромстрой» является собственником и балансодержателем сдаваемого в аренду помещения (свидетельство о регистрации права N 77НН003440 от 24 февраля 2000 года) и арендаторы помещений, сданных обществом в аренду, на основании договоров аренды не имеют права производить каких-либо изменений или переделок помещений, связанных с конструкцией здания, в котором административным органом проведена проверка, и по ее результатам выявлены вмененные нарушения, суды правильно установили, что обществом были нарушены правила и требований пожарной безопасности.

По результатам проверки должностные лица арендаторов за нарушения правил пожарной безопасности режимного характера также привлечены к административной ответственности.

 

Подытоживая – было привлечено Общество (собственник здания) и должностные лица арендаторов. При этом должностное лицо Общества (руководитель) не привлекалось к административной ответственности. Однако, в соответствии с санкцией статьи 20.4. КоАП РФ к административной ответственности может быть привлечено как юридическое лицо так и его должностные лица.

 

  1. В продолжение указанной темы по пожарной безопасности зданий и сооружении, интересен ответ ФАС Волго-Вятского округа «Рекомендации Научно-консультативного совета по вопросам применения законодательства об административных правонарушениях» от 09.07.2013 №5 на следующий вопрос:

– Образует ли состав административного правонарушения, предусмотренного ч. 1, 3, 4 ст. 20.4 КоАП РФ неисполнение требований предписания органа государственного пожарного надзора об устранении нарушения требований пожарной безопасности, которые на момент проектирования, строительства и ввода объекта в эксплуатацию не действовали?

 

Ответ:

Наличие у лица, эксплуатирующего здание, обязанности по выполнению новых требований пожарной безопасности зависит от конкретных обстоятельств эксплуатации здания. В том случае, если орган государственного пожарного надзора доказал наличие реальной необходимости и возможности исполнения новых требований, предписание об устранении нарушений требований пожарной безопасности и постановление о привлечении к административной ответственности по ч. 1, 3, 4 ст. 20.4 КоАП РФ являются законными.

 

В указанном случае вызывает вопрос как орган гос. пож. надзора будет доказывать наличие необходимости и возможности исполнения новых требований. Бывают случаи, когда без глубокой реконструкции здания выполнение предписания становится невозможным, при этом не у каждого собственника здания имеются возможности (в финансовом плане) производить такую реконструкцию.

В административной практике обычно происходит следующее: привлекают к адм. ответственности и Общество (собственника здания) по ст. 20.4. КоАП РФ (за нарушение правил пожарной безопасности) и должностное лицо Общества по ч. 1. ст. 19.5. КоАП РФ (невыполнение в срок законного предписания (постановления, представления, решения) органа (должностного лица), осуществляющего государственный надзор (контроль), муниципальный контроль), даже в том случае, если отсутствует реальная возможность (в финансовом и/или техническом   плане) осуществить устранение нарушений, указанных в предписании.

Причем, ответственность должностного лица по ч. 1. ст. 19.5. КоАП РФ для должностных лиц составляет от 1000 до 2000 рублей штрафа, а если протокол будет составлен по ст. 20.4. КоАП РФ размер ответственности для должностного лица будет на порядок выше – от 6000 до 50 000 рублей штрафа (в зависимости от части указанной статьи).

О разделе “Полезные статьи” юридической компании МОЙ АРБИТР24

 

Юридические статьи

В данном разделе будут публиковаться интересные статьи и материалы, обзоры прецедентной судебной практики арбитражных судов и судов общей юрисдикции, здесь же будут рассматриваться и анализироваться новые изменения и веяния законодательства Российской Федерации в различных областях – административное, трудовое, гражданское право и многих других.

Из наших статей Вы сможете почерпнуть для себя много нового и интересного и не запутаться в хитросплетениях и юридических тонкостях российского права.

P.S. Мнение и точка зрения авторов данного раздела может не совпадать с Вашим. Администрация сайта не несет ответственности за представленные на сайте материалы.

Нужно ли составлять акт оказанных услуг по договору аренды

В соответствии с гражданским законодательством, акт приема-передачи необходим только в двух случаях: когда составлять его обязывает или Гражданский кодекс Российской Федерации (далее – ГК РФ), либо договор. Главой 34 «Аренда» ГК РФ определено, что акт составляют только в одном случае – при передаче объекта аренды от арендодателя к арендатору.

Согласно статье 606 ГК РФ по договору аренды (имущественного найма) арендодатель (наймодатель) обязуется предоставить арендатору (нанимателю) имущество за плату во временное владение и пользование или во временное пользование. В соответствии со ст. 655 ГК РФ арендуемое помещение передается арендатору по передаточному акту или иному документу о передаче. После исполнения договора помещение возвращается арендодателю также по акту (иному документу о передаче). То есть это документы, которые фиксируют факт передачи имущества в аренду. Акт приемки-сдачи (выполненных работ, оказанных услуг) не соответствует отношениям аренды. Согласно ГК РФ договор аренды и договор возмездного оказания услуг являются разными видами договоров (ст. ст. 606, 779 ГК РФ).

Арендодатель не осуществляет деятельности – он лишь передает имущество, которое потом принимает обратно (ст. 606 ГК РФ). Другими словами, аренда – это возможность на законных основаниях владеть и пользоваться чужой вещью, а арендная плата – это плата за пользование арендованным имуществом (а не плата за услугу!)

Следовательно, ежемесячное составление акта (выполненных работ, оказанных услуг) согласно гражданскому законодательству не является обязательным.

С точки зрения налогового законодательства аренда названа услугой только в отношении порядка начисления НДС (п. 1 ст. 39, ст. ст. 148, 149 Налогового кодекса Российской Федерации (далее – НК РФ). И это не значит, что оно считает аренду услугой для всех налогов, так как у каждого из них есть свой объект налогообложения (п. 1 ст. 38 НК РФ). Более того, отношения по аренде прямо не соответствуют определению услуги, данному в п. 5 ст. 38 НК РФ: это деятельность, результаты которой не имеют материального выражения, реализуются и потребляются в процессе осуществления.

В соответствии с пунктом 1 статьи 252 НК РФ расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.

Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме.

Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Все хозяйственные операции организации должны соответствовать требованиям статьи 9 Федерального закона «О бухгалтерском учете» от 06.12.2011 г. №402-ФЗ (О порядке составления первичных учетных документов).

Для документального подтверждения указанных расходов необходимы документы, оформленные в соответствии с требованиями законодательства Российской Федерации, в том числе заключенный договор аренды (субаренды), документы, подтверждающие оплату арендных платежей, акт приемки-передачи арендованного имущества.

Согласно подпункту 10 пункта 1 статьи 264 НК РФ, к прочим расходам, связанным с производством и реализацией, относятся арендные платежи за арендуемое имущество.

При этом, согласно подпункту 3 пункта 7 статьи 272 НК РФ, датой осуществления внереализационных и прочих расходов признается, если иное не установлено статьями 261, 262, 266 и 267 НК РФ, дата расчетов в соответствии с условиями заключенных договоров или дата предъявления налогоплательщику документов, служащих основанием для произведения расчетов, либо последний день отчетного (налогового) периода, в частности, для расходов в виде арендных платежей за арендуемое имущество.

Соответственно если договаривающимися сторонами заключен договор аренды и подписан акт приема-передачи имущества, являющегося предметом аренды, то из этого следует, что услуга реализуется (потребляется) сторонами договора, и, следовательно, у организаций есть основание для включения в состав налоговой базы по налогу на прибыль сумм доходов от реализации такой услуги (арендодатель) и расходов в связи с потреблением услуги (арендатор).

Данные основания возникают у организаций (индивидуальных предпринимателей) вне зависимости от подписания акта приема-передачи услуги, тем более что требование об обязательном составлении актов приема-передачи услуг в виде аренды ни главой 23 «Налог на доходы физических лиц», ни главой 25 «Налог на прибыль организаций», ни главой 26.2 «Упрощенная система налогообложения» НК РФ, ни законодательством о бухгалтерском учете не предусмотрено.

Такая позиция подтверждается в Письмах Минфина России от 09.11.2006 г. №03-03-04/1/742, от 09.11.2006 г. №03-03-04/1/745, от 06.10.2008 г. №03-03-06/1/559, от 13.10.2011 г. №03-03-06/4/118, от 16.11.2011 г. №03-03-06/1/763, в Письме ФНС России от 05.09.2005 г. №02-1-07/81, в Письме УФНС РФ по г. Москве от 26.03.2007 г. №20-12/027737. Аналогичные выводы содержит Постановление ФАС Северо-Западного округа от 09.07.2008 г. по делу №А13-6245/2007, Постановление ФАС Московского округа от 18.08.2009 г. №КА-А40/7899-09 по делу №А40-81175/08-75-403.

Следует обратить внимание, что в вышеупомянутом письме от 09.11.2006 г. №03-03-04/1/742, Минфин указал, что направил данный ответ в Управление администрирования налога на прибыль ФНС России. А согласно пп.5 п.1 ст.32 НК РФ, налоговые органы обязаны руководствоваться письменными разъяснениями Министерства финансов Российской Федерации по вопросам применения законодательства Российской Федерации о налогах и сборах.

Таким образом, отсутствие необходимости составления актов приема-передачи оказанных услуг по сдаче в аренду помещений подтверждается гражданским и налоговым законодательством, последней по времени позицией Минфина России и ФНС России, а также судебной практикой. В случае возникновения спорных ситуаций налогоплательщикам следует руководствоваться доводами, изложенными в данной статье, а также в качестве аргумента можно привести п. 7 ст. 3 НК РФ, т.к. официальные ведомства дают противоречивые разъяснения по одному и тому же вопросу, а это значит, что неясность законодательных норм следует толковать в пользу налогоплательщиков.

 

Возмещение работником затрат на обучение при увольнении

Возмещение работником затрат на обучение при увольнении без уважительных причин регулируется ст. 249 ТК РФ. При детальном изучении указанной статьи, а также связанных с ней нормативных актов, усматривается, что для возмещения затрат на обучение необходима совокупность действий работодателя для такого возмещения. Кроме того, существуют и определенные ограничения в возмещении таких затрат. Например, работник при увольнении не может возместить все понесенные работодателем расходы, связанные с обучением. Расходы должны исчисляться исходя из пропорционально неотработанному после окончания обучения времени, если иное не предусмотрено трудовым договором или соглашением об обучении. Об этом, в частности, указывает Определение Верховного суда РФ от 28.09.2012 г. №56-КГ12-7:
«…В соответствии со статьей 249 Трудового кодекса Российской Федерации в случае увольнения без уважительных причин до истечения срока, обусловленного трудовым договором или соглашением об обучении за счет средств работодателя, работник обязан возместить затраты, понесенные работодателем на его обучение, исчисленные пропорционально фактически не отработанному после окончания обучения времени, если иное не предусмотрено трудовым договором или соглашением об обучении.
… Между тем, положениями статей 9 и 232 Трудового кодекса Российской Федерации предусмотрено, что трудовые договоры не могут содержать условий, ограничивающих права или снижающих уровень гарантий работников по сравнению с установленными трудовым законодательством, трудовым договором может конкретизироваться материальная ответственность сторон, но ответственность работодателя перед работником не может быть ниже, а работника перед работодателем – выше, чем это предусмотрено настоящим Кодексом или иными федеральными законами.
При таких обстоятельствах условия ученического договора о полном возмещении стоимости обучения и иных затрат, понесенных работодателем на обучение, а не пропорционально фактически не отработанному после окончания обучения времени, ухудшают положение работника по сравнению с нормами действующего трудового законодательства…».

• Еще одним ограничением в сумме взыскиваемых затрат, являются командировочные расходы и средняя заработная плата выплачиваемая в период обучения. Данные расходы не могут быть взысканы работодателем, что подтверждается судебной практикой, например, в мотивировочной части апелляционного определения Московского городского суда от 04.09.2013 по делу N 11-25893/2013, содержится следующий вывод:

«… к затратам работодателя на обучение, в частности, можно отнести стипендию, выплаченную за время ученичества, оплату обучения, учебных материалов и пр.
Отметим, что работник, обучавшийся за счет средств работодателя, в случае увольнения не обязан возмещать последнему суммы командировочных расходов и средней заработной платы, выплачиваемой за период обучения, даже если условие о возмещении работником указанных сумм включено в ученический договор».

• Кроме того, одним из важных моментов возмещения затрат на обучение работника перед работодателем является наличие между ними заключенного ученического договора и/или соглашения об обучении, а также указания в нем какую специальность, квалификацию получит работник после прохождения обучения. Форма, порядок, действие, основания прекращения ученического договора указаны в ст.ст. 198 – 208 ТК РФ.
При этом, при наличии спора о применении полученных работником знаний на практике, работодатель должен доказать данный факт.

В некоторых случаях необходимо заключение именно ученического договора, а не соглашения об обучении, в частности, это указывается в Определении Свердловского областного суда от 7 апреля 2015 г. по делу N 33-5095/2015:
«…Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд пришел к выводу, что заключенные между сторонами соглашения об обучении не являются ученическими договорами, а истцом не доказано прохождение обучения за счет работодателя.
Судебная коллегия соглашается с указанными выводами суда первой инстанции, поскольку они соответствуют нормам материального права, регулирующим спорные правоотношения, и установленным обстоятельствам дела.
Статьей 202 Трудового кодекса Российской Федерации предусмотрено, что ученичество организуется в форме индивидуального, бригадного, курсового обучения и в иных формах.
Обучение определяется как процесс предоставления и совершенствования новых знаний, навыков и качеств.
В соответствии со ст. 206 Трудового кодекса Российской Федерации условия ученического договора не должны противоречить Трудовому кодексу РФ, коллективному договору, соглашениям.
В ученическом договоре должно быть указано (ст. 199 Трудового кодекса Российской Федерации) в т.ч. конкретная профессия, специальность, квалификация, приобретаемая учеником. Эти сведения указываются в соответствии с документами, определяющими условия подготовки, переподготовки ученика в образовательных учреждениях, или Квалификационным справочником должностей руководителей, специалистов и других служащих (утв. Постановлением Минтруда России от 21.08.1998 N 37) либо единым тарифно-квалификационным справочником работ и профессий рабочих по отраслям, если обучение проводится в организации; обязанность работодателя обеспечить работнику возможность обучения в соответствии с ученическим договором. Данная обязанность включает: заключение договора с образовательным учреждением или лицом, занимающимся индивидуальной трудовой педагогической деятельностью, на предоставление образовательных услуг, обеспечение ученику возможности приобретения теоретических знаний и применения их на практике (например, изготовление деталей), обязанность работника пройти обучение и в соответствии с полученной профессией, специальностью, квалификацией проработать по трудовому договору с работодателем в течение срока, установленного в ученическом договоре».

Аналогичные выводы содержатся и в другом Апелляционном определении Свердловского областного суда от 07.10.2014 по делу N 33-13283/2014:
«…Судом установлено, что на основании дополнительного соглашения N от к трудовому договору N от истец как работодатель направил О. в Некоммерческое партнерство содействия осуществлению дополнительного профессионального образования Центр повышения квалификация “Русская Школа Управления” для прохождения обучения по программе “Основы системной модели управления предприятием” с тематическим названием “Mini MBA”. При этом программа “Mini MBA” включает в себя шесть модулей по ключевым функциям управления бизнесом: лидерство, управление, маркетинг, финансы, персонал, управление проектами.
В соответствии со ст. 206 Трудового кодекса Российской Федерации условия ученического договора не должны противоречить Трудовому кодексу РФ, коллективному договору, соглашениям.
Суд, оценивая представленные доказательства, установил, что истцом не доказаны юридически значимые обстоятельства определяющие, что действительно после повышения квалификации (как указано в дополнительном соглашении) ответчик получила новую специальность или профессию, по которым О. в дальнейшем исполняла свои трудовые обязанности. Истец не доказал, что О., работая Уральского филиала ОАО “ФПК”, до момента обращения с заявлением об увольнении по собственному желанию, использовала полученные навыки (знания), связанные с прохождением курсов по управлению бизнесом.

• Еще одним ограничением при взыскании затрат на обучение с работника может являться увольнение работника по уважительным причинам. При этом законодателем не раскрывается понятие «уважительности» увольнения. Исходя из сложившейся судебной практики, уважительностью увольнения может быть обширный перечень причин: медицинские противопоказания в отношении работы; необходимость переезда в другой населенный пункт; беременность, необходимость ухода за малолетним ребенком или больным родственником, выход на пенсию, призыв на военную службу, поступление в образовательное учреждение, сокращение штата, невозможность продолжать работу по полученной специальности, квалификации и многое другое.
Очевидно, что в настоящий момент существует правовой пробел, при установлении уважительности причин увольнения работником, поскольку судебная практика в разных регионах страны имеет разнонаправленный вектор. Данный пробел может устранить Верховный суд РФ, вынеся соответствующие разъяснения.
• Также при увольнении работник не обязан возмещать работодателю затраты на профессиональное обучение или дополнительное профессиональное образование, которые работодатель в соответствии с ч. 4 ст. 196 ТК РФ обязан проводить в случаях, предусмотренных федеральными законами, иными нормативными правовыми актами РФ, если данное обучение или образование является условием выполнения работником определенных видов деятельности. Такой вывод подтверждается Апелляционным определением Томского областного суда от 07.02.2014 по делу N 33-397/2014.

• Работодатель не вправе включать в трудовой договор условие о возмещении работником затрат на обучение независимо от срока увольнения, так как данное условие нарушает права работника, поскольку у него возникает обязанность по возмещению затрат в любом случае, независимо от отработки определенного срока. Такие разъяснения приведены в письме Роструда от 13.04.2012 N 549-6-1.
Для возмещения затрат на обучение работника, в ученическом договоре, необходимо указать, какой конкретно срок должен отработать работник (например 6 месяцев, 1, 2, 3 года).

• При удержании сумм из заработной платы увольняющегося работника, имеющего задолженности перед работодателем, вызванные, в том числе затратами работодателя на обучение такого сотрудника, размер удержаний не может быть выше, чем это предусмотрено ст. 138 ТК РФ, т.е. не более 20%, а в некоторых случаях до 50%. Оставшуюся сумму работодатель может взыскать в судебном порядке.

Выводы:
Для возмещения затрат на обучение работника, работодателем необходимо заключать ученический договор (соглашение об обучении, дополнительное соглашение к трудовому договору), в котором конкретно прописывать будущую специальность или квалификацию работника, перечень знаний и умений, применяемых работником в дальнейшем на практике, сроки обучения, стоимость обучения, согласованный период обязательной отработки работником по обучению, прописать случаи уважительности увольнения работника, если работник увольняется ранее отработанного времени.
Включение в текст соглашения об обучении работника, о возмещении абсолютно всех издержек понесенных работодателем, связанных с обучением сотрудника, также как и отсутствие в соглашении утвержденного срока обязательной отработки, не будет основано на законе (противоречит диспозиции ст. 249 ТК РФ и подтверждается судебной практикой), и будет ухудшать положение работника.
Направление работника на обучение обязательно должно оформляться приказом.